168398291 відвідувачів / 94604 тем / 84 коментарі
RU
В соседней с Украиной области России обнаружили огромную колонну военной техники: опубликовано видео * The New York Times: Трамп сумнівається з приводу зустрічі з Кім Чен Ином і радиться з помічниками * Для порятунку бюджету треба знизити, а не підвищувати тарифи – екс-міністр економіки * Залізничний Бескидський тунель відкриють сьогодні * Московський і Сербський Патріархи - союзники проти автокефалій в Україні, Чорногорії та Македонії * В Харькове установили уникальный мурал Кузьмы Скрябина * Десять украинских студентов на одном авто попали в автокатастрофу, возвращаясь с вечеринки в Варшаве * В сети началось голосование за членов Совета общественного контроля при НАБУ * З крісла президента Порошенко пересяде за грати – Саакашвілі * На Львовщине расстреляли местного «авторитета» * Как ежедневное употребление кофе влияет на глаза? * Українці масово стають жертвами зухвалого обману, виносять все * Савченко о Тимошенко: «Такого безжалостного, лукавого существа мне еще не приходилось видеть» * У Черкасах прокурор і адвокат попалися на хабарі у $8 тисяч * Темное прошлое некоторых украинских министров * Поліцейські відмовляються захищати українців: спливла величезна помилка реформи * «Життя починається знов»: чи збирається Вакарчук у президенти? *
Теми дня

Я буду долго гнать велосипед?

19:06 31 грудня 2015 1041
Я буду долго гнать велосипед?

Когда у минчанина в январе 2014 года спросили, что знакового произошло за этот зимний месяц, он упомянул Дары Волхвов, «киевский балаган» и повышение цен.

    И конечно он не знал, что где-то в закромах его славного города минский институт им. Гете совместно с белорусским Центром европейских исследований провели ряд лекций и дискуссий, посвященных политической философии какой-то там Ханны Арендт. И что? Ни тебе бой барабанов на баррикадах, ни гастролей святынь, ни скачка курса доллара...политика…политика…от неё одни беды! Именно этим вопросом и занималась всю свою жизнь Ханна Арендт, выясняла, в чем же беда, и ставила главный вопрос: быть может, мы не совсем правильно понимаем «политическое»?

     При слове «политическое» каждый белорус (и не только) сразу вспомнит о власти и её атрибутах…пиджак, усы, демократия. А мы вспомним недавно нашумевший мини-сериал «Black Mirror», а именно серию под названием «15 миллионов призов». Там люди уже давно не гуляют по паркам и скверам, а в серых костюмах занимаются физическим путем добычи энергии: крутят педали велосипедов в замкнутых залах с прозрачными черными стенами, зарабатывая тем самым баллы для удовлетворения своих естественных потребностей, будь то новый виртуальный герой, бесплатный канал порнографии или стрелялки на выбор. А если кто-то смог накопить целых 15 миллионов баллов, то может рискнуть выступить перед верховным советом из трех жюри (образ британского проекта The X Factor), блеснув своими необычными талантами. Эта аналогия иллюстрирует ощутимую разницу между двумя основными видами человеческой деятельности: механической, конвейерный человек, и творческой, человек-творец, поэт повседневности, художник оруэлловского жеста Уинстона Смита. Главная проблема посткоммунистических стран (особенно тех, у кого приставка «пост» вызывает приступ бешенства) – это вовлеченность, погрязание в механике необдуманности, бессмысленного, неосознанного, рефлективного существования. Ярче всего это проявляется в политике, но вышеупомянутая Арендт никогда не сводила понятие «политического» сугубо к властной парадигме. Она, юношески влюбленная в Античность и древнегреческие города-государства героев и певцов, выделяла именно греческий корень πόλι – множественность, разнообразность, антоним атомизма и отчуждения. «Политическое» как обустройство совместного пространства при помощи коммуникации, «общее дело» (res publica), переплетенная сеть отношений, единственное измерение, где возможна ответственность, как индивидуальная, так и коллективная. Говоря о сегодняшних проблемах Беларуси, возникает вопрос: как выкладывался наш макет Политического, и выкладывался ли он вообще, хотя бы в виде дырявого пазла-мозаики? Либо педали велосипеды легко заменяются педалями трактора, или запряженным конем?

     Анализируя события последних двадцати лет,  мы можем сказать, что метод конструирования комфортного, «общественного» пространства у власти со времен марксистко-ленинского бича не изменился. «Государство – аппарат насилия» - устами «орущей пустоты нашего языка» твердят министры и чиновники. Увы, здесь сработал лингвистический капкан: «насилие» и «сила» в наших языках имеют один корень. Память предков или историческое наследие? Думаю, последнее. С приданным нам вечно не везет. Эта убогая интерпретация маккиавелизма и ницшеанства через призму давления, когда овладение другим является принудительным, а не добровольным (что и составляет суть истинного овладения, взгляда влюбленного), когда в непонятной ситуации в первую очередь – бей, потом спрашивай, привела к изуродованию понятия какой бы то ни было активности, деятельности. Любой человек, ощущающий прилив силы, её возможность, потенцию, представляется идиотом в полном смысле своего греческого перевода: «отдельный, несведущий человек». Он направляет её не на совместное, общее, конструктивное дело людей, а на выстрел в толпу сартровского Герострата. За политически активным сразу усматривается какая-то странность…не одержимый ли он бесами революции? Не покушается ли на святое спокойствие? Отсутствие речи, манера говорить клише за клише и огромная пропасть. Что же есть сила, если не удар? Что же есть разговор, если не приказ?

     Французский философ XVI века Этьен де ла Боэси, хороший друг Мишеля Монтеня, в своей работе «Рассуждения о добровольном рабстве» («Discours de la servitude volontaire») выдвигает, отмахнувшись от презрительных взглядов Бодена и Гроция, революционную для того времени идею того, что люди и есть их тиран. Абсолютизм и деспотия является их совместным хороводом, где они, взявшись за руки, отдавливают себе ноги, толкаясь, топча упавших под ноги. «Решитесь не служить ему более – и вот вы уже свободны, - пишет де ла Боэси, - я не требую от вас, чтобы вы бились с ним, нападали на него, перестаньте только поддерживать его, и вы увидите, как он, подобно Колоссу, из под которого вынули основание, рухнет под собственной тяжестью и разобьется вдребезги». Такое вот падение Гаргантюа и Пантагрюэля! «Откуда бы тиран взял столько глаз, чтобы следить за вами, если бы вы сами не давали их ему? Где он достал бы столько рук, чтобы наносить вам удары, если бы не брал их у вас?». В этих словах проявляется глубокое увечье механичности, «антидеятельности»: массовость, понятие «массы» вообще. Текучего, расползающегося, тучного, бесхребетного пятна, поглощающего новые и новые просторы. Материализующая экспансия взгляда, овеществление окружающего мира, как напишет позже Арендт в «Банальности зла»: уничтожение границы между подчиненным и подчиняющим, между бьющим и избиваемым, между преступником и виновным, палачом и жертвой. Когда нет разницы между добрым и злым, поскольку обоюдное взаимостирание привело к истреблению самой сути двух антагонистических понятий.

     В работе Эриха Фромма «Адольф Гитлер: клинический случай некрофилии» представители данной «массы» предстают некрофилами, потому как их жизнь, её продолжительность – лишь отмирание этой жизни, пир во время чумы, который сам же чумой и является. Это пустое пространство, заполненное безынициативными зомби, «ходячими мертвецами» (метафоричность явления современной массовой культуры – «Walkind dead»), принимающих безраздельность власти и её ограничения как проекцию сознания. Забавно, что в списке запрещенных к распространению фильмов на территории Беларуси значится фильм «Дом 1000 трупов» - название, красноречиво описывающее объективность современного общественного сознания. Фромм отмечает также правление прошлого, культ минувших дней, иными словами, смерти настоящего, на фоне чего любое нововведение есть попрание сталого, традиционного, а значит, правильного миропорядка. Немецкий психолог приводит один пример из истории Испании, когда в 1936 году, во время гражданской войны, в Саламанкском университете, выступая за кафедрой, генерал Милан Астрай произнес:

-Viva la muerte! (с  исп. «Да здравствует смерть!»).

На что тогдашний ректор этого университета, философ-экзистенциалист Мигель Унамуно ответил из толпы:

-Я слышу некрофильские возгласы. Это возмутительно!

Здесь важно провести тонкую грань между Россией и Беларусью, которая, вопреки первой, считается миролюбивой страной. Белорусская некрофилия объективирует себя не как чистая деструкция, убийство ради убийства, наслаждение от преступления при полной его осознанности  (вспомнить только героиню Достоевского Настасью Филипповну, испытывающую экзальтацию от бессмысленного сжигания огромной суммы денег в огне), а как молчаливое кивание головой, отворот головы, опущенные веки, неумение сказать «нет» - слово, выражающие нашу не привязанность к окружающей среде, отсутствие наручников, бесконечного и цепкого хоровода, свободный выбор, позволяющий создать второй, осознанный уровень социализации: после «нет» идет «мы», настоящее «мы».
И вновь главная роль у слова, актера нарушающего молчание, срывающего аплодисменты. «Это не была тишина, потому что тишина – лишь отсутствие звуков, а это было молчание, когда те, кто молчит, казалось, могли бы говорить, но не хотят» - писал Леонид Андреев в далеком 1901 году в своем рассказе «Молчание». Не хотят говорить или не могут? Поразительно, но за почти столетие нас так и не научили друг с другом общаться. Вся политическая риторика Советского союза была милитаристской, деструктивной, метафорика – сплошные соревнования и войны, олимпиады смертоносного оружия. Нас гнали в леса с винтовками, призывали щетиниться на любое проявление чужака, ненасытный ressentiment, без поступков и der Wille, для которого творчество – противопоставление. Они – злые, следовательно, я – добрый.  Мы не слушали речь, не вникали в её смысл и логику, нас привлекали удары туфлями по кафедре и маленькие, трясущиеся от беспомощности кулаки в спертом воздухе дряхлеющей старости. В закрытых, замкнутых кабинетах, где после своего выступления, Генсек аплодирует себе вместе с партией – Единое тело, трясущийся Великан. Житель руин последней империи недоумевает от слова – что оно…и зачем? Ему чуждо действие не приказательного характера. Это то, о чем говорила на вручении Нобелевской премии белоруска Светлана Алексиевич: «Учили любить человека с ружьем. Если бы я выросла в другой стране, то я бы не смогла пройти этот путь. Зло беспощадно, к нему нужно иметь прививку. Но мы выросли среди палачей и жертв… «Красной» империи нет, а «красный» человек остался. Продолжается». Великая роль слова! Проклятое наследие!

     Возникает закономерный вопрос: в чем же виноват «красный» человек? В бездействии? В трусости? Ханна Арендт провокационно ответила на него во время судебного процесса над другим, «черным» человеком – Адольфом Эйхманом, человеком, окончательно решившим «еврейский вопрос» во времена Третьего Рейха. Она сказала, что он просто дурак. И никакой он не злодей, он просто банален. Столь простое и легкое, казалось бы, дворовое обвинение в глупости. Но что есть глупость? Неумение мыслить. Что есть мышление? Способность войти в определенную зону ответственности, возможность переживать свободу и вступать с другими в контакт.  Эйхман действовал как и любой чиновник его ранга, без всякой обиды на мир, планов всеобщего уничтожения, маниакальности, он был обыкновенным винтиком выстроенной вертикали подчинения. Эйхманизм своей сущностью дает понять, что когда человек получает приказ, лишенный (хуже – не требующий) выбора, альтернативы, он перестает существовать, поскольку не мыслит. Мыслить, в данном случае, умение выйти за рамки, увидеть себя со стороны, вступить с собой во внутренний диалог, создавая, жирно очерчивая линию разграничения между преступником и невиновным. Ведь совесть невыносима лишь потому, что мучительно в одной голове уживаться с единственным и вечным своим собеседником, сожителем субъективного: преступником. Нюрнбергский процесс примечателен не только своим юридическим масштабом, а и своим статусом первого суда за отказ от мышления. Государство нельзя судить, любой может ответить, что выполнял приказ, то есть, соблюдал законы установленные государством. Законопослушный гражданин оказывается преступником. И дело тут не в праве, а в способности мыслить, продуцировать индивидуальную ответственность в сфере, «свете» публичного, одолевающего «темноту времен».

     1991 год – сколько дикости, варварства вселяется в это четырехзначное число. Как переиначивается (не переосмысливается), коверкается суть произошедшего: Беларусь не исключение, этот дух, последний выдох громыхнувшегося Великана забрался под кожу и моей Родины – Донецка, из которого мы все вынуждены были сбежать, закрывая руками носы и рты от исторического зловония.  В сознании за последние годы укоренилась идея, что 1991 год – лишь триумф масонской ложи предателей, временный, закулисный переворот продавшихся олигархов, результат жалкого нытья ничего не смыслящей интеллигенции, а не крах самопоглощающего Левиафана. И все это недоразумение вот-вот и устаканится, все вернется на круги своя…братство, «лишь бы не было войны», мир и благодать. Отсутствие юридического и исторического наказания коммунизма трансформировалось в нового, еще более скрытного «эйхмана», вне коллективной и индивидуальной ответственности, без ответов за Единый хоровод и гудящее кручение педалей. Наказание выступает как утверждение наличия преступления вообще. Без его вынесения, преступление имеет сугубо абстрактный характер, далекий от дальнейшей безвредности. Причем, не через принуждение, а добровольную, осмысленную классификацию плохого и злого, не вызывающего месть или озлобленность. Ницше именовал наказание прекрасной памятью: «Вжигать, чтобы сохранилось в памяти: только то, что не перестает болеть, сохраняется в памяти». Вот оно…сплевывание бациллы нацизма немецким народом.   

     Современного белоруса отличает другое: отсутствие содеянного, «деянного» вообще. «Нет, нам не надо этих перемен» - установка, которая к революциям, массовому насилию и приводит. Установка, с одной стороны, противоположная российскому «de faire le mal pour le plaisir de le faire», но с другой, тождественная ей: бездействие ради бездействия. Все это напоминает затяжной сон, из которого, как подметил на одном из последних эфиров «Эха Москвы» Леонид Радзиховский, три способа выйти: голод, когда просыпаешься от бурчания в животе; кошмар, когда ты в поту подскакиваешь с кровати; и внешний звук, чей-то разговор за стеной, будильник Гласности. То самое слово, при всей его неизвестности, куда приятнее кошмара. Воссозданная связь, направленная на благо, а не на цементирование новых и новых кирпичей, как в легендарных словах Pink Floyd: «…all in all you are just another brick the wall».

 

И президент на тракторе катает Депардье под Минском…


Статті по темі

Сколько платить за адвоката другой стороне, если вы проиграли спорСколько платить за адвоката другой стороне, если вы проиграли спор
Как уберечь себя от рисков не только проиграть спор, но заплатить необоснованно большую сумму расходов на адвоката другой стороне.
21/06 12:44 60
Закон про «євробляхи»: що робити власникам нерозмитнених автоЗакон про «євробляхи»: що робити власникам нерозмитнених авто
Після оприлюднення законопроектів виникло чимало додаткових запитань щодо майбутнього "євроблях" та їхніх власників. ЕП підготувала відповіді на найбільш популярні запити.
21/06 12:40 105
Аслунд: Война в Украине обходится России в $45 млрд в годАслунд: Война в Украине обходится России в $45 млрд в год
Кто в Вашингтоне дал команду переиначить "кремлевский доклад", насколько дорого России обходится война в Украине, обладают ли олигархи властью в РФ, каковы шансы Украины удержать гривну.
21/06 12:20 62
Доступное жилье для людей должно начинаться с доступности его выбораДоступное жилье для людей должно начинаться с доступности его выбора
Обеспечение граждан собственным жильем, это одно из важнейших факторов их благосостояния.
14/06 12:59 253
Итоги «нормандской» четверки, подорожание газа, санкции ЕС под угрозойИтоги «нормандской» четверки, подорожание газа, санкции ЕС под угрозой
Главные итоги вчерашнего дня, прогнозы на завтра.
13/06 10:11 913
"Виборча" гра почалась, і почалася не з того, що корисно України
Дух старту осінньої виборчої кампанії тривалістю понад 2 роки (перетікання президентських у парламентські, а потім і в місцеві) практично вже літає в повітрі. Навіть перестановки на політичній "шахівниці" вже почалися.
08/06 12:44 425
Русская мафия и «питбуль» Трампа: как разбогател личный юрист президента СШАРусская мафия и «питбуль» Трампа: как разбогател личный юрист президента США
«Я вцеплюсь вам в глотку и не отпущу, пока не закончу». Forbes проследил, как складывалась карьера личного адвоката Дональда Трампа Майкла Коэна, чья биография похожа на криминальную сагу с участием советских эмигрантов в Америке.
07/06 13:33 538
Сегодняшние рубежи КПУ Интервью Петра Симоненко газете «Правда»Сегодняшние рубежи КПУ Интервью Петра Симоненко газете «Правда»
На вопросы «Правды» отвечает Первый секретарь ЦК Коммунистической партии Украины Пётр СИМОНЕНКО.
07/06 13:30 546
Судний день: що означає ухвалення закону про Вищий антикорупційний суд для президентських і парламентських виборів-2019Судний день: що означає ухвалення закону про Вищий антикорупційний суд для президентських і парламентських виборів-2019
На 7 червня у Верховній Раді заплановано ключове голосування всієї восьмої сесії – розгляд у другому читанні та в цілому законопроекту №7440 про Вищий антикорупційний суд.
07/06 10:13 429
«Розлучення з Ахметовим», або Чому у Києві немає гарячої води?«Розлучення з Ахметовим», або Чому у Києві немає гарячої води?
Мешканці столиці сидять без гарячого водопостачання і невідомо, коли вони його отримають.
06/06 13:53 538
Популярне
Популярні новини
Новини партнерів
© 2018. Інформаційний портал «Українські реалії». Копіювання матеріалів тільки зі зворотнім посиланням.
Новини Коростеня
Яндекс.Метрика